April 26th, 2017

Захват

14 января 1994 года, у  меня день рожденья, на вечер запланировано party, а пока рабочий день.
Проработал я уже 2,5 месяца, отряду меньше года, в основном занимаемся строительными работами на базе и физической подготовкой. Так и в этот день все спустились в подвал, занимаемся. Командир на учебе в Москве в Домодедово, зам по служебным делам в управлении. Мы находились в одном здании с ведомственной пожарной частью, наши подвал и третий этаж, пожарники занимают первый и второй. В зал забегает пожарник и спрашивает:
- Кто у вас главный?
- Нет ни кого, один в Москве, второй в управлении». Убегает. Прибегает опять:
- Там кипишь какой-то, вас всех вызывают!
- Куда?
- Не знаю.
- Ну ладно.  – продолжаем заниматься своими делами.
Через некоторое время  появляется зам:
- Давай собираемся – «Тревога!»
- Что случилось?
-Не знаю говорят на Симе (поселок в лесу, где колония) какой-то кипешь.
Одеваемся, появились офицеры управления внесли ясность – на Симе массовые беспорядки, приехали авторитеты, мутят зону. Одеваемся тепло, сейчас  у ВВешников получам шлемы, бронежилеты, палки и едем работать. Подали авто, едем в  воинскую часть.
В части нам выдают все необходимое – бронежилеты ЖЗЛ-74 в плачевном состоянии, не застегиваются, «липучки» отсутствую. Экипировались с грехом пополам, тронулись в путь.
Едим на Сим, приехали, упс…, а это вообще-то и не Сим вовсе. Где это мы? В Нижнем Мошево! Здесь находится областная больница для больных туберкулезом осужденных.
- А вообще, что происходит?
- Два зека захватили в заложники двух медсестер.
- А нам сказали…
Рядом тусуются солдаты ВВ, стоит БТР, еще какие-то типы, милиция. Нас заводят внутрь зоны. Проходим в один из медкорпусов. Тут заседает оперативный штаб. Генерал ввел в обстановку зама, дал команду работай,  готовься. Говорит, что внутренние войска, милиция помочь отказались, только если снаружи. И тут же прокурору:
- А ты, дальше чем на метр от меня не отходи!

За два года до этого в одной колонии при задержании вооруженных гранатами зеков, был убит предшественник  прокурора. Говорят, что по собственной инициативе пошел вести переговоры, не поставил ни кого в известность. Когда опер с пистолетом пытался ликвидировать зеков, взорвались гранаты, в клубах дыма выпало из помещения тело, контуженый и раненый опер застрелил его, как оказалось это был прокурор. Прокурору посмертно  - Красную звезду, оперу – судимость.

Начинаем раздеваться, снимаем зимнюю форму, валенки, осматриваемся, Паша прикидывает возможность, смотрит расположение. Доводит до нас  план. План прост как дубина – зеки с медсестрами в процедурной, в нее два входа из кабинета и из коридора, двери филенчато-фанерные – выбить проблем не будет. Так и решаем в двух сторон выбиваем двери и ломаем захватчиков. Паша пошел докладывать генералу.
И тут. Выстрел! Второй! Крик, женский визг, топот. Мы подрываемся туда.
Пока суть,  да дело, начальник колонии с парой офицеров выбили дверь, два выстрела в потолок, одному зеку поленом по морде. Захват ликвидирован.
После всего нам досталась «слава» отконвоировать  захватчиков в ПКТ.
Мы не были готовы к проведению операции, в т.ч.  из-за дезинформации, у нас не было ни оружия ни снаряжения. После этого к нам стали относиться посерьезнее  нам выдали со склада новые бронежилеты 6БЗТМ-0,1, «Сферы», пистолеты, чуть позже автоматы. С учетом этого опыта мы уже начали отрабатывать различные варианты операций, на различных объектах.

Такое вот боевое крещенье.

Примерно за месяц до описываемых событий. Так и выглядели, только еще в бронежилетах и шлемах.